В последние годы столица стала центром масштабных перестроек: на переделку города, общественного пространства и сознания горожан стали выделяться гигантские суммы денег. Но цель вовсе не в улучшении качества жизни. Уже сейчас мы видим последствия — и это отнюдь не яркий фасад из многократно переложенной плитки, а то, что скрывается за ним.

Мы видим больницы — сокращенные и оптимизированные.

Мы видим парки, раздираемые бесконечным благоустройством — после каждого остается все меньше земли и зелени.

Мы видим реновацию, точечную застройку зеленых тихих районов, превращение Москвы в многоэтажный бетонный человейник, построенный на основе давно устаревшей инфраструктуры.

И все это требует огромных денег, львиная доля которых оседает в карманах чиновников, застройщиков, подрядчиков — всех тех, кому наплевать на мнение жителей.


В 2011 году я впервые вышла наблюдателем на выборах в Госдуму. Те выборы были поворотным событием в нашей политической истории — Москва была центром гражданских протестов.

Я стала координировать наблюдателей, а в 2017 году меня выбрали муниципальным депутатом района Проспект Вернадского.

В абсолютном меньшинстве нам удалось заставить совет делать то, от чего муниципальные депутаты уже давно отвыкли, — не просто голосовать за предложения управы, но и принимать выполненные работы, отвечать за качество.

Вместе с активными жителями я боролась за сохранение парка 50-летия Октября.

И мы победили: после миллиардной реконструкции он не превратился в парк развлечений, а остался зеленой зоной. Нам удалось уменьшить количество плитки, скорректировать количество новых конструкций в парке, проконтролировать посадку и вырубку деревьев.

Я продвигаю систему раздельного сбора мусора в районе — организовала первую межрайонную депутатскую группу по раздельному сбору отходов. Под независимым контролем даже провластные депутаты начали исполнять обязанности, которые игнорировали годами. Все это результат многолетней непрерывной борьбы с апатией и конформизмом на муниципальном уровне.


Но этого мало. Накопленные городом проблемы невозможно решить точечно. Двери мэрии закрыты для муниципальных депутатов, а их обращения в основном игнорируются. Необходим системный, глобальный подход — такой, который можно организовать только на уровне Мосгордумы. Именно поэтому в этом сентябре я избираюсь в Московскую городскую Думу. Я иду в Северном округе, где жила и выросла — проблемы округа мне близки и знакомы.

Всё свое детство я провела на Динамо, училась в Тимирязевской Академии, водила экскурсии по Ботаническому Саду. Мне хорошо знакомы и понятны проблемы людей, попавших в реновацию, хищническая высотная застройка Левобережного, перешедшая и на соседние районы, трагедия многократно реконструируемого парка Дружбы. Всё это симптомы одной болезни — неуважения власти к мнению жителей, погони за кратковременной выгодой, неспособности принимать самостоятельные решения.

И я хочу эту болезнь вылечить.

Подпись за выдвижение

Для регистрации независимому кандидату требуется в короткий срок собрать около 6 тысяч подписей избирателей — правильно, идеально оформленных.

Оставьте ваши контактные данные — это сильно облегчит работу моего штаба. Мы свяжемся с вами и расскажем, как быстрее и удобнее оставить подпись.

Вы также можете помочь в сборе подписей или в другом качестве в штабе — отметьте эти поля в форме, если хотите поучаствовать в кампании.

Ваш адрес:
Со мной можно связаться с помощью мессенджеров:
Цена Дружбы

В этом году на благоустройство парка Дружбы потратят МИЛЛИАРД. Один миллиард рублей — на велодорожки, фонари, скамейки, шезлонги и площадку для паркура.
Закрытое голосование

Власти придумали как ПОЛНОСТЬЮ УСТРАНИТЬ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ — на выборах в сентябре будет протестировано электронное голосование.

Заявление о намерении баллотироваться внезапно нарушает законодательство

В пятницу префектура Северного округа отклонила заявки на пикеты, поданные мною и моими сторонниками.

Даже попытки познакомиться с избирателями, чтобы законно собирать подписи, пугают нашу сильную и уверенную в себе власть.

В законе прописано: для того, чтобы стать кандидатом в депутаты Московской городской Думы, необходимо собрать 3% подписей от общего числа избирателей. Идеально оформленные — и в кратчайший срок. Необходимо около 6000 подписей. Как их собрать?

Нужно выходить на улицы нашего округа, рассказывать жителям свои идеи и цели, нужно слушать и слышать их желания и устремления. Пока ты являешься просто прохожей, это возможно.

Я решила пойти законным путем и согласовать с властями место и время для общения с жителями. Всем известно, что несогласованные политические акции у нас не то, что не любят, — а стараются прервать и подавить. Я и мои сторонники заранее подали заявку на пикет с целью привлечь внимание к моему намерению выдвинуться кандидатом в депутаты Мосгордумы в 6-м округе.

Но тут — огромный знак «стоп». Оказывается, я веду незаконную предвыборную агитацию. Оказывается, пока выборы не назначены, я не могу и слова сказать! Нельзя заранее заявлять о своем намерении выдвинуться в депутаты. Нельзя говорить, пока сверху не дали отмашку.

Я много раз представляла интересы жителей как муниципальный депутат. Спасали парк, район, дом, площадку. Я говорила. Но впервые я лишена голоса.

Тем временем сын депутата Госдумы от Единой России — кандидат Михаил Балыхин, без всяких лишних бумажек, печатей и согласований встречается с людьми, гуляет, отвечает на вопросы, принимает участие в мероприятиях, организованных местными властями. Газеты префектуры и муниципалитетов наших районов рассказывают о том, как он замечательно пообщался с жителями о проблемах (каких, не уточняется), прогулялся по районам, провел парад кадетов, уважил ветеранов, провел Масленицу... Стоит ли говорить, что эти газеты издаются из городского бюджета на наши в вами налоги.

Михаил Балыхин, ректор Пищевого института, под видом практики, заставляет студентов проводить дни на этих мероприятиях — работать на полевой кухне и раздавать еду от его имени.

Неужели мое естественное желание выйти к жителям — уже кого-то пугает?

Тогда я выхожу здесь, в интернете.

Привет. Я — Елена Филина. И я не позволю кому-то решать за нас.